Навигация
Случайное фото

18.06.2009 «Вести», Новгородский храм восстановили из руин

Великий Новгород завершает подготовку международному экономическому форуму "Ганзейские дни Нового времени". В Средние века знаменитая Ганза была одним из крупнейших торговых союзов. В современном объединении участвуют мэры более 250 российских и европейских городов, представителей бизнеса и дипломаты. Уже завтра они соберутся для обсуждения. Предусмотрена и большая культурная программа. В частности, организаторы форума планируют показать гостям одну из главных жемчужин города - церковь Успения на Волотовом поле, которую реставрируют при содействии правительства Германии.

С первого взгляда в этих потертых осколках, конечно, не узнать сюжет Тайной вечери. Фреску XIV века в XXI веке собирают буквально по крупицам. Таких крошечных обломков почти два миллиона. Из них предстоит сложить 200 цельных изображений. Директор мастерской Тамара Анисимова соглашается: похоже на пазл, только невероятно сложный и интересный. Задачу задал гениальный художник - новгородский владыка Алексей.

"В общем-то, это игра. Тут не всегда точно понимаешь, что ты собираешь, - говорит Тамара Анисимова, директор научно-реставрационной мастерской "Фреска". - Но это очень интересно. И каждый притык - это радость".

Слово "притык" в этой мастерской - профессиональное и любимое. Означает, что хотя бы миллиметры огромных изображений совпали. Но чтобы его произнести и увидеть результат, реставраторы дни напролет просиживают, перебирая и прикладывая наугад один к другому осколки старинной церковной росписи.

"Вот вы видите, эта крошечка нашлась, вот сюда встала. С обратной стороны видно из скольких кусочков создается фрагмент, - поясняет Тамара Анисимова. – Вот это губы, это глазик, это ноздри. Эти крошечные фрагменты положили совсем недавно, и уже вырисовывается лик".

Церковь Успения Пресвятой Богородицы на Волотовом поле, построенная архиепископом Моисеем в 1352 году, с тех пор практически не перестраивалась. При советской власти ее не разрушили, а наоборот отреставрировали.

Новгород одним из первых оказался на линии фронта. Храм за пару суток превратили груду развалин, которые после войны все же законсервировали. Еще через полвека эту дверь в неизвестность открыли энтузиасты-реставраторы. И десять лет через сито вручную просеивали тонны камней, земли, мусора, чтобы собрать все крохи былого величия. Таким когда-то было здешнее убранство.

Вот так сейчас выглядит изнутри новгородская церковь Успения. Этим стенам с уникальными фресками больше шести с половиной веков. Но фрагменты живописи и несколько метров старинной кладки – это все, что уцелело под обстрелами 41-го года. Остальное – работа архитекторов и реставраторов. Восстановить храм снаружи сумели быстро, а внутри каждое изображение – это годы работы. И вот ее результат: фрески, воссозданные из руин.

Пять таких выстраданных композиций теперь заняли свои места на сводах храма. Впереди еще полторы сотни. Нинель Кузьмина с гордостью пересчитывает все возвращенные осколки. В новом тысячелетии этот храм проектировала уже она. Впрочем, признается Кузьмина, какой там 2009-ый - она надолго застряла XIV веке.

"Это просто удивительно, что удалось воссоздать облик храма, который был, казалось бы, утерян. Храм стал символом примирения двух стран, воевавших когда-то", - говорит Нинель Кузьмина, главный архитектор церкви Успения Богородицы на Волотовом поле.

Восстановить храм и роспись древнерусского умельца теперь помогает правительство Германии. "Немцы финансируют не потому, что им это интересно, а потому, что им стыдно за то, что они его разрушили, - говорит реставратор Тамара Анисимова. – Было обращение от немецкого правительства, они предложили профинансировать реставрацию того, что когда-то сами разрушили".

Ювелирной работы здесь еще не на один десяток лет. В мастерской семь тысяч таких контейнеров с надписями "нимб", "одежда", "фон", с именами святых, и библейскими сюжетами и с неопознанными фрагментами росписей. Но в голосе здешних мастериц отнюдь не скука, а азарт. "Это здорово и интересно! Из глубины веков снова увидеть такой шедевр", - говорит реставратор.

Мария Моргун, "Вести"